Детско-юношеский литературный конкурс им. Ивана Шмелева «Лето Господне»

О работе с источниками информации

штрихи к руководству

Практика системы «Антиплагиат» уже несколько лет подряд наглядно – в процентах – показывает системные недоработки современной отечественной науки в сфере распознавания как прямых, так и скрытых заимствований. Когда речь заходит о первородной новизне научного текста и, следовательно, значимости его вклада в уже имеющиеся трактовки тех или иных фактов, процент заимствований прямо свидетельствует о том, что автор пользуется плодами чужого труда, что, мягко говоря, дурно характеризует его как оригинального мыслителя.

Последнее десятилетие двадцатого века и первые два двадцать первого столетия уже защитительно пытаются называть «компилятивной эпохой», то есть, лишь суммирующей и анализирующей предыдущие знания. Однако, даже понимая, что некоторые научные исследования призваны только переосмысливать «предыдущий багаж» гипотез и экспериментов, следует отдавать себе полный отчёт в том, что славу учёного составляет исключительно его собственная, а не украденная работа.

Кандидатские и докторские диссертации возможно представлять к защите при единственном, по сути, условии – работа обязана быть следующим шагом в цепи тезисов и их доказательств по сравнению с уже предпринятыми до её появления шагами. Диссертация в идеале объективно и доказательно является продолжением коллективных и индивидуальных усилий по изучению чего-либо, выступая в качестве средства переосмысления уже проанализированных свойств или проявления только что обнаруженных автором работы новых свойств явления, процесса или предмета. И то же самое требование, хоть и в менее строгой степени, касается реферативного сегмента, принятого сегодня в школах и высших учебных заведениях.

В идеале процент плагиата не может составлять более 2-3% текста, и особенно подобное требование касается работ гуманитарных. Введённые правила на не более чем четверть сторонних цитат в оригинальном тексте обязывают авторов строже относиться к тому, что есть цитата: она иллюстрирует, подчёркивает мысль, но не может являться её заменой. Понятие компиляции подразумевает сочетание перегруппированных первичных и вторичных цитат и может восприниматься оценочным. Пренебрежительная, по сути, характеристика «компиляция» относится к работам, не содержащим в себе вообще никакой новизны.

«Обман» системы «Антиплагиат» не может являться самоцелью для профессионала, готовящегося не к механическому восхождению по карьерной лестнице в фундаментальной и прикладной науке, а к внесению посильного вклада в систему национальных и мировых знаний. Здесь многое определяет внутренний духовный кодекс учёного, не могущего физически опуститься до представления результатов сторонних исследований в качестве своих. Наиболее вопиющие случаи присвоения чужих результатов известны прессе, но в каждом случае следует разбираться отдельно и доказательно. Ещё большее количество подобных случаев не доходит ни до прессы, ни до судов из опасения, что научная карьера того или иного подлинного автора будет способна прекратится навсегда по сугубо административным причинам…

РЕРАЙТ

Навык работы с источниками информации включает приём «рерайта» (переписывания) исследовательского материала таким образом, чтобы результат был не прямой цитатой, а переосмыслением первичных данных, рефлексией над ними. Грань между цитированием и рерайтом не является чем-то сакральным, если речь заходит о перегруппировке данных в границах принятой терминологии. Иными словами, не стоит задаваться целью стать создателем интегрального или дифференциального исчисления, переназывая термины по-своему, путая порядок логической цепи или перебивая дату на более раннюю. Первооткрыватели у действительно краеугольных понятий уже есть, как принят в обращение и рерайт, не препятствующий рерайтеру, при должном уровне личной совести и такта, рефлектировать о предметах исследования и совершать следующие шаги в неизведанное.

А чтобы система не обвинила автора работы в плагиате простейшего предложения «Лошади едят овёс и сено», следует поступить следующими путями:

- первым – заменой всех членов предложения на аналоги с одновременным изменением порядка слов. Например:

«Скошенная трава, начавшая уже подсыхать, но отчего-то остро пахнущая цветущим летним лугом, собранная в стога, снопы и скирды, хранимая на огромных деревенских сеновалах, именуемая издавна военными кавалеристами фуражом, является предметом основного рациона одомашненных парнокопытных»

- второй путь – переосмысление всей фразы:

«Этим вечно похрустывающим и жарко дышащим вечным спутникам человека о четырёх ногах почему-то особенно присуща любовь к траве, любовно собираемой для них со всех окрестных полей трудолюбивыми тружениками села. Никакой комбикорм или иной суррогат, получаемый при сложнейших биохимических манипуляциях, не заменит лошадям простого полевого сена».

Вы видите, что и переосмысление, и замена содержат в себе элемент раздувания текста. Но можно поступить путём ёмким и поэтическим, легко и свободно сжав текст: «Сено – корм лошадей». «Антиплагиат» не среагирует: в конце концов, он всего лишь машина.

Сбор и аналитическая обработка данных (СОД)

Чтобы понимать, как и с какими источниками следует работать, необходимо выработать представление о характере источников, а также об общей методологии исследования. Сбор и аналитическая обработка данных (СОД) является дисциплиной, включённой в курс подготовки сотрудников специальных служб ведущих мировых держав. Курс подразумевает подробное знакомство с тем, что такое данные и метаданные, массивы данных, DATA-хранилища данных, циркуляция данных и многое другое. Курс вырабатывает представление о том, из каких источников можно свободно получать и аналитически обрабатывать массивы данных, формируя на основе проведённого анализа алгоритм решения той или иной проблемы. Попутно вводится понятие информационной безопасности, конфиденциальности данных, путях законного и незаконного обращения открытой и закрытой (конфиденциальной) информации.

Базой для СОД являются источники информации (ИИ), которые принято подразделять на достоверные и недостоверные. В задачи сотрудника аналитической службы входит селекция ИИ на основании тщательно разработанного и принятого к работе для каждой службы алгоритма.

По своему генезису (происхождению) источники информации делятся на внешние и внутренние. Если опираться не только на краткосрочную (оперативную) память человека, локализовать и выделить некоторые дополнительные внутренние резервы ИИ можно с помощью специальных психологических практик. Такие глубокие интервенции возможны потому, что с точки зрения общей теории информации человек рассматривается как «флэш-карта», живой накопитель разрозненных или объединённых некой системой цифр, букв, абстрактных и реальных образов и понятий данных, о которых может не иметь внятного представления. Тем не менее, данные «накапливаются» в человеке каждый день за счёт пассивного или активного воздействия информационной среды. Применяя определённые практики, человек с достаточной подготовкой может активизировать свои скрытые знания, превратив их в навыки.

ВНЕШНИЕ ИСТОЧНИКИ

Внешние источники информации делятся на устные и письменные.

Относительно устных источников можно говорить о явлении индивидуальной или коллективной мифологии, личных и групповых преданиях, а порой откровенных предрассудках, искажённом, или, вернее, «отражённом», знании, напоминающем игру «испорченный телефон».

Обычный человек запоминает массивы данных фрагментарно и опираясь на внутреннюю систему символов и ассоциаций. Разубеждая носителя явно искажённых данных в том, что информация искажена, почти невозможно добиться редактирования в нём искажённой информации, потому что акт запоминания – разовый, и после него информация почти не поддаётся коррекции. Так многие люди путают чётные или нечётные цифры, и неверно преобразованная памятью информация «западает», и откорректировать её почти невозможно: мозг будто специально играет с человеком в «прятки». Опираться на чёткость памяти отдельных носителей информации уже потому не представляется возможным. В силу вышеназванного к достоверным данным устные источники практически не относятся, если не брать в расчёт следующих факторов, учитываемых при «полевом» сборе данных:

- непосредственное свидетельство о событии строится на личном присутствии при событии, и не может быть и отдалённо достоверно передано «со слов» иного, но уже действительного участника или свидетеля события,

- при интерпретации фактов огромное значение имеет личная заинтересованность свидетеля события, его опасения «быть замешанным» в истории с непредсказуемыми последствиями или имманентная трактовка им события в пользу той или иной стороны в силу идейной и не подтверждённой никакими логическими аргументами убеждённости в её правоте, что бы ни произошло.

Если даже подсознательная склонность трактовать правоту сторон конфликта у свидетеля отсутствует, он может быть признан достоверным, однако множество привходящих факторов говорят исследователю о том, что объективных свидетелей в природе чрезвычайно мало, и каждый из них, включая летописцев, руководствуется личным представлением о добре и зле. События, связанные с личной судьбой носителя воспоминаний, неизбежно корректируются им на подсознательном уровне, и потому письменный источник в виде мемуаров или сборника объяснительных записок содержит самый значительный и ровно настолько же значительно искажающий реальность элемент самооправдания.

Так в отношении даже самых фундаментальных исторических работ приходится говорить о том, что данные бывают «подвёрстаны» к заранее готовым выводам и концепциям: учёный временами не столько стремится к истине, сколько к доказательству мысли, продиктованную чувством. Примерно так мы и получаем в распоряжение обоснования правоты или неправоты тех или иных исторических фигур, их решений, а также оценку целых эпох.

ПИСЬМЕННЫЕ ИСТОЧНИКИ

Письменные источники делятся на бумажные и электронные источники, то есть, информацию на электронных носителях, как выложенную, так и не выложенную в свободный доступ.

Говорить о достоверности электронного источника информации можно при условии, что текст не претерпевает постоянного и порой тенденциозного, как в Википедии, например, редактирования с целью скрыть какую-либо информацию, сделать её не такой вопиющей или, напротив, приписать определённому массиву данных не свойственные ему черты.

Как и в случае с устными источниками, следует чётко отличать факт (подтверждённое очевидцами событие) от его интерпретации, в пределе восходящей к домыслу, городской легенде или преданию. Эмоции полностью относятся к сфере интерпретации, и к факту не имеют ни малейшего отношения.

Верить или не верить простейшим фактам, повторённым в неисчислимых источниках, вопрос выглядящий принципиально открытым, если путем несложных итераций не прийти к первоисточнику информации и не проанализировать его.

Исторической науке уже известна масса случаев, когда заблуждения средневековых летописцев, опиравшихся на недостоверные устные и письменные источники, оказывались напрямую сопоставленными с датами солнечных и лунных затмений, стихийных бедствий, подтверждённых археологическими данными, и скорректированы относительно современного и древнего летоисчисления.

Как правило, в позднейшем источнике относительно коррекции пишется примечание: «Год совершения события указан летописцем неверно. Ориентация на данные раскопок и сопоставление различных летописных списков неопровержимо устанавливает более ранний год события. Скорее всего, оно происходило десятью годами ранее, что подтверждается фигурированием в событии ключевых лиц княжеской династии, которые летописец полагает на момент события почившими».

Сбор ИИ

Сбор источников информации подразумевает формирование сводного информационного реестра (СИР) источников информации, и бумажной, и электронной.

Сбор бумажной информации осуществляется в соответствующих учреждениях – открытых и закрытых архивах, а также ведомственных и публичных библиотеках. Здесь в задачи сотрудника входит алфавитный поиск по архивным и библиотечным каталогам по ключевым словам.

Если тема звучит как «философ Ноам Хомский», в сквозном алфавитном каталоге следует просмотреть соответственно две буквы – «Н» и «Х», а также раздел философии, в котором труды философа и рефлексия о его наследии может содержаться разрозненно, не каталогизированным образом. Тематический СИР образуется как трудами философа, так и работами, посвящёнными ему другими участниками дискурса.

При работе со сквозным реестром выделяются:

- эпицентральная область исследования (фундаментальные работы фигуранта, требующие подробного изучения, развёрнутые аналитические отзывы о деятельности фигуранта)

- периферия: беглые пометки о фигуранте сравнимых с фигурантом по значимости фигур.

Заметив и исключив полные повторы, сотрудник может приступить к анализу полученных данных. При анализе фигурант рассматривается в неразрывной связи с эпохой и местностью, в которой он проживал, его образовательным и имущественным цензом, его интеллектуальной и духовной средой, динамическим менявшимися на протяжении жизни политическими, философскими и духовными воззрениями, а также информационным фоном эпохи. Диалектический подход позволяет создать объёмный портрет фигуранта в зависимости от художественной словесности и иных сторонних публикаций (газетных статей), теле- и радиоэфира, популярной музыки, центральных или периферийных тем публичного обсуждения в обществе и даже случайно услышанных им на улице реплик.

Информационная картина мира и её вершители

Изучая тематические материалы, следует помнить о том, что информационная картина мира (ИКМ), с одной стороны, неполна, а с другой стороны, избыточна, но именно её неполнота может являться результатом целенаправленного воздействия с целью сокрытия или искажения информации.

ИКМ – результат компромисса между двумя видами информации – легальной и подрывной, целью которой является разрушение общественного консенсуса между народом и властью. В отличие от легальной информации, то есть, прошедшей цензурные процедуры и признанной по их итогу безвредной для рядового пользователя, подрывные ИИ воздействуют на сознание косвенно. Например, они могут быть направлены как на прямую политическую борьбу с режимом, так и на растление традиционной морали и нравственности, и тем самым создавать климат недоверия к тем, кто установил морально-нравственные ограничения и придал событиям выгодную для себя окраску. Подрывная информация постоянно находится на периферии ИКМ, однако в моменты смены режима является основным «тараном» смены режима.

Создатели ИКМ – элитарные группы «цензоров» поступающей в открытый доступ информации, целью которых является создание положительного образа действующего режима и отрицательного образа режима, противостоящего действующему. Чью волю воплощают финансово-промышленные группы, транснациональные корпорации и даже многочисленные клубы самых состоятельных представителей человечества, достоверно никому не известно. Исследователь вынужден исходить из национального императива: согласно ему, все полномочия осуществлять внешнюю и внутреннюю политику находятся в ведении высших государственных структур, а исследовательская картина мира строится на постулате о том, что исследование служит благу и общества, и государства, славе своей страны. Одновременно любая попытка разрушить мораль и нравственность, подорвать основы доверия между обществом и государством являются видом подрывной деятельности, и уже потому не могут быть признаны источниками, заслуживающими доверия.

При создании же глобальной ИКМ сегодня проявляется весьма сомнительный постулат об относительности истины – она якобы может быть подвергнута сокрытию или искажению во благо. Подобный принцип может быть обозначен как релятивистский – относительности любого факта в зависимости от ежеминутных политических и идеологических нужд. Истина, соответственно, «подвижна», «динамична» и якобы может быть подвергнута пересмотру, особенно если прежние доказательства её внезапно уступают недавно обнаруженным и полностью противоположным по смыслу фактам, как мы видели ранее на примере коррекции дат в летописях.

Любое утверждение (например, о том, что царь Иоанн Васильевич Грозный родился 25 августа 1530 года в подмосковном тогда селе Коломенское) в такой парадигме может подвергаться рефлексии с точки зрения противоречащих друг другу сплошь и рядом исторических источников. Летописные источники, равно как отечественные, так и зарубежные, могут содержать заметно отличающиеся даты рождения государей. Если доверие к иностранным источникам превышает соответствующее к отечественным источникам, последние могут быть отнесены к недостоверным источникам. Примерно так и возникла «германская теория» генезиса Руси, против которой возражал ещё Ломоносов, и состоящая в том, что до призвания варягов Руси не существовало в качестве государства или даже родоплеменной общности.

Если источники противоречивы, событие может быть объявлено никогда не происходившим. То есть, если по поводу места и времени рождения государя Иоанна Васильевича они почти не расходятся, то в отношении Ледового побоища аргумент о том, что в германских источниках оно практически не обозначено как замечательная победа русских войск, приводит, как минимум, к понижению статуса сражения. Редукция в дальнейшем влечет за собой исключение его из русской истории как некогда опорного события, значимость которого «несколько преувеличена русскими хронистами».

В задачу установления истины входит очерчивание вероятностного временного промежутка, в который могло произойти историческое событие, для чего используются содержащиеся в источнике маркеры и дат, и самой лексики источника. Есть ли вероятность того, что Мусин-Пушкин не подделывал рукописи «Слова о полку Игореве»? Не только есть, но и сама святая истина состоит в том, что «Слово…» - это не какая-нибудь поздняя стилизация древнего текста вроде «Книги Вэлэса», а настоящий памятник древнерусского поэтического сознания, о чём говорят и открывающиеся только теперь лексические единицы, а также глагольные формы, характерные для нашего языка тысячелетней давности.

Однако относительность исторической науки постоянно проявляется в том, что недостоверные исторические источники (апокрифы) были многократно уличаемы во лжи, но продолжают бытовать в сознании людей. Сальери не убивал Моцарта, но художественный вымысел Пушкина оказывается более живучим, и Святополк Окаянный вряд ли являлся убийцей Бориса и Глеба, однако опорная летописная версия гласит, что так оно и было, и массовое сознание сживается с прямым наветом.

К сожалению, при особенно настойчивом и внедрении ложного образа событий и действий в сознании людей образуется устойчивый миф, разоблачение которого может в задачи аналитика прямо и не входить, но обязует учитывать его в качестве результата целевого воздействия на массовое сознание.

Понятие манипулятивных технологий

Преднамеренное и многократное воздействие на сознание с целью внедрения какого-либо представления о реальности – самая значимая часть технологий манипулирования людьми и целыми человеческими сообществами. С целью закрепления выгодных тем или иным кругам представлений о каком-либо историческом деятеле или даже о целой эпохе предпринимается искажение или изъятие из массового доступа исторических источников, уничтожаются архивы и библиотеки, а также их владельцы. Случайно ли сокрыта от нас библиотека Иоанна Грозного, случайны ли были постоянные поджоги Александрийской библиотеки, вопрос риторический.

Сегодня рихтуется уже электронная информация, и сам процесс редактирования выходит на принципиально новый уровень: случайно или намеренно просочившаяся критически важная информация о неблаговидных практиках того или иного представителя делового или политического сообщества из открытого доступа убирается в течение нескольких минут или в крайнем случае часов. Подобная информация будет удалена из открытого доступа, и следов её не останется даже в «кэше» (сохранённых копиях страниц). Выражение «Интернет всё помнит» - допущение весьма зыбкое. Интернет будет помнить исключительно то, что не вычищено из его памяти специальными инструментами, благо, что над чисткой его от различного рода улик трудятся профильные компании.

Прямо противоположна им политика информационных компаний: например, утечка о смерти царствующих особ (как недавно британской королевы-матери) просачивается по предварительному договору с широким кругом приближённых лиц. В соответствии с заранее заключённым соглашением близкий друг семьи, личный врач, сотрудник охраны или обслуживающий персонал обязуется сообщить о смерти царствующей особы заранее оговорённым сигналом, за что орган печати переводит ему на удалённый счёт сумму, компенсирующую расходы на увольнение за разглашение конфиденциальной информации. Издание, первым публикующее ещё не подтверждённую официально информацию, по умолчанию считается наиболее весомым, даже если имеет репутацию «жёлтой прессы». Люди, завербованные подобным изданием, носят звание «инсайдеров» и оплачиваются суммой, эквивалентной нескольким десяткам тысяч средних зарплат по стране.

Вследствие подконтрольности всей информации в открытом доступе можно говорить о том, что доступная истина не находится «между» противоборствующими между собой группировками, а занимает позицию над их интересами. То же, что принято считать истиной, представляет собой компромиссную картину мира, не подразумевающую зачастую вообще никакой истины. В отношении «простых людей», выступающих в роли принимающих информацию устройств, принято считать, что они неизменно являются объектом манипуляций. То есть, смысл информационной картины мира заключается в дозированном и строго регламентированном доступе к определённому виду информации. Данные, представляющие даже потенциальную угрозу для порядка вещей, скрывают или искажают примерно таким образом, чтобы она, вследствие своего вида или характера, выглядела предельно недостоверной. При этом положение «рецепторов», то есть, обычных людей, воспринимающих информацию, можно характеризовать как «сомнамбулическое», то есть, находящееся под воздействием особого транса.

Самым популярным сегодня видом технологий манипулирования общественным мнением является вирусные технологии, подразумевающие запуск в открытый доступ малодостоверной информации сенсационного плана, по реакции на которую производятся замеры народной наивности. Если очевидная ложь получает широкое распространение, творцы информационной картины мира делают вывод о степени деградации общественного сознания и проводят коррекцию плана дальнейших действий. Его реализация плана подразумевает приведение массового сознания к осознанию единственности пути, по которому следует общественное бытие. Опорными фигурами создания такого впечатления выступают агенты влияния, «ньюсмейкеры» (производители новостей), спикеры («аналитики», «говорящие головы») и вирусные агенты.

Средством защиты от направленного излучения тщательно отобранной информации является, как ни парадоксально, само народное сознание, достаточно здравое для того, чтобы относиться к трагизму «телевизионных драм» и в должной степени отстранённо, и с юмором. С целью отстранения от манипуляций образованные люди воспитывают в себе рефлективное свойство в виде «буфера» перепроверки полученной по массовым каналам информации с помощью авторитетных источников. Более или менее авторитетными источниками перепроверки сенсационных фактов являются профильные специалисты – историки, социологи, медики, специалисты по вооружениям и тактике действий специальных боевых частей. Авторитетными источниками могут, разумеется, считаться и близкие люди, мнение которых может и не быть вершиной здравости, однако исходит из ведущей посылки любви и сочувствия, и уже потому является ценностью.

Фэйк (англ. fake – «ложное утверждение») – пожалуй, самый современный инструмент воздействия на массовую интернет-аудиторию. Любой абсурд, внедрённый в сознание с подробностями, может быть сочтён правдой вплоть до момента разоблачения (официального опровержения), механизм которого в мировом сообществе пока не отлажен. Распространённым видом фэйка является приписывание авторитетным источникам высказываний, которые ими не произносились. Так, приходится регулярно обращать внимание на то, что некие топорные патриотические строфы, приписываемые Пушкину, сочинены в действительности третьеразрядным пользователем сайта самопубликаций Стихи.Ру, и точно такая же ситуация наблюдается со строфами якобы Марины Цветаевой, похожие на текст песни «Тани Булановой». Отрывок якобы из Рэя Брэдбери, касающийся августа, который нужно якобы пить через соломинку, и сегодня не имеет установленного источника, но ни в каких собраниях сочинений данного автора не обнаружен.

Казус Википедии

Многопользовательская энциклопедия под названием «Википедия» - один из самых масштабных инструментом влияния на сознание русскоязычных пользователей. Этот ресурс официально является нежелательным на территории Российской Федерации, однако доступ к нему пока не ограничен. Известно, что преимущественными правами на создание и редактирование статей находятся под полным контролем у команды британских и украинских модераторов. Патрулирование страниц проводится с вопиющими нарушениями:

- в Википедии нельзя создать статью, не отвечающую генеральной информационной политике специальных служб Британии и США, а также объединённого командования силами НАТО в Европе. Статья с патриотическим содержанием будет отклонена с вероятностью в 99%,

- поправки в статьи с откровенно русофобским содержанием с ещё большей вероятностью будут отклонены «патрулированием» ресурса,

- на считанные статьи пророссийского содержания будут наноситься пометки о недостоверности, малой значимости, и постепенно они будут удаляться с портала,

Принцип свободного распространения информации, как показывает практика Wiki-Leaks, не работает практически ни в одной стране мира, учитывая, что авторские права на Интернет как технологию принадлежат американскому оборонному ведомству. Платформы, подобные Facebook или Livejournal, могут удалять и отдельные записи, и профиль пользователя целиком как по доносу, так и по усмотрению администрации, если записи идут вразрез с целостной картиной толерантности или в отношении внутренней и внешней политики России и других «стран-изгоев». Согласно не писанному (а кое-где и писаному) кодексу, недопустимо рисовать внутреннюю жизнь стран-изгоев иными красками, нежели чёрными. За неподчинение санкции следуют незамедлительно. Отечественная социальная сеть ВКонтакте на замечания относительно русофобских материалов не реагирует вообще, а если и реагирует, не уведомляет инициативную сторону о своей реакции.

Адекватный мониторинг и квалифицированный поиск по адекватному запросу

При поиске источников по избранной теме следует понимать, что обилие источников не означает их уникальности. То есть, если реакция поисковой машины (системы) на поисковые слова превышает возможности человека одолеть хождение по ссылкам в течение всей его жизни, следует принять за непреложный факт, что более пяти-десяти первых страниц с гиперссылками для получения представления о предмете ему вряд ли понадобится. Зато на следующем этапе познания предмета человек вообще перестаёт пользоваться поисковой системой, потому что уже знает адреса мест, где может происходить живое обсуждение предмета.

Релевантный поиск – понятие, близкое к абстрактному: реальная эффективность поисковиков не превышает аналогичной величины в сфере противовоздушной обороны. То есть, если задать один и тот же русскоязычный вопрос Гуглу или Яндексу, обнаружится, что по русскоязычным ресурсам – с определёнными выпусками – ищет всё-таки русскоязычный поисковик, а по англоязычным – англоязычный. Так происходит из-за разницы в таргетировании поисковой машины: поисковые роботы (индексирующие содержание обновляющихся страниц программы наполнения «кэша») обходят лишь те страницы, которые добавлены в каталог патрулирования. Компании Yahoo вовсе не обязательно пускать роботов-ищеек по русскому следу: русскоязычных запросов за границей – исчезающе малое количество.

Адекватный запрос поисковику – это серия запросов, то есть, введённые в рамку поиска слова в разных падежах, а также содержащих фразовые вариации. Поисковик с интеллектуальным элементом способен и сам подсказать наиболее адекватный запрос, опираясь на варианты уже задававшихся ранее запросов. Информация, не попавшая в каталог патрулирования и индексирования, может быть обнаружена непосредственно на профильных ресурсах.

Об отношении к источникам

Общая методология работы с полученным сводным информационным реестром (СИР) подразумевает, что автор исследовательской работы вырабатывает собственное отношение к избранным фактам, составляя их краткий конспект, а далее стремится подтвердить или опровергнуть интерпретационный фон, возникший на их основе, приводя соответствующие аргументы и избегая не опирающихся на достаточно веские доказательства эмоциональных оценок.

В отношении бумажных источников, вышедших в свет до 1917 года, исследователь обязан понимать, что в их отношении существовали цензурные процедуры. Разнобой с источниками, изданными после 1917-го года, очевиден: инициатор сопротивления Емельян Пугачёв до 1917-го года будет называться «самозванцем и злостным бунтовщиком Емелькой», а после 1917-го – «великим народно-революционным вождём». Логично предполагать, что оценочные суждения отклоняются от истины, и в пору правления Екатерины Второй и сама Екатерина, и Пугачёв исходили из крайне личного представления о благе, реализующегося в различных, в том числе радикальных формах. Правитель исполнял долг перед народом, но и казачий атаман, выдававший себя за государя, также желал исполнить свой долг перед подопечными, а не стремился к бунту ради бунта или царству ради царства.

В отношении источников после 1991-го года также не должно быть иллюзий: мистическая, эзотерическая, националистических убеждений и другая бульварная литература издавалась в 1990-х годах беспрепятственно и являлась прямой реакцией на притеснения советской цензуры, волной, возникшей после ухода государства из книжной сферы. Полагать, будто бы книги, изданные без редакторов и корректоров с идеологическими функциями, могут быть выражением абсолютной истины, по меньшей мере, наивно и недальновидно.

Сегодня даже самое авторитетное издательство порой не является гарантией достоверности, потому что среди современных авторов, как художественной литературы, так и научно-популярных изданий действует разделение на два идеологических потока – любящих Отечество и ненавидящих его. И в том, и в другом потоке немало людей откровенно случайных, наивных или заблуждающихся, но для вывода о том, достоверно ли критическое мышление автора, следует каждый раз сопоставлять его мысль и со своими, и с общественными представлениями.

Признаки недостоверного источника информации

В числе признаков недостоверного бумажного источника информации – книга ограниченного тиража, выпущенная за свой счёт или за счёт сомнительного фонда с кричащим названием, с не соответствующим академическим нормам оформлением. К числу признаков недостоверности относятся:

- вызывающе пёстрая обложка,

-«слепая» вёрстка,

- бледная печать,

- обилие восклицательных знаков и других приёмов эмоционального вовлечения в текст

Основой для признания источника достоверным относительно православной литературы является гриф Издательского Совета Русской Православной Церкви «допущено к распространению». Подобные механизмы для светской печати в России после 1991-го отсутствуют и утверждены Конституцией страны. Запрет на цензуру гарантирует свободу изъяснений, полагаясь на профессиональную этику издательств. Этика же эта такова, что подразумевает массовое издание ЛГБТ-литературы для подростков.

Признаки недостоверного электронного источника таковы: личный портал на основе открытого кода, «кричащий» дизайн с обильной рекламой по краям страниц, «низкий» стиль изложения (безграмотное написание отдельных слов и речевых оборотов), «сенсационные» открытия, якобы злокозненно не признанные официальной наукой, частые восклицания, разнобой шрифтов и регистров.

Также к признакам недостоверности источника могут быть отнесены мутные фотографии с многоэтажными подписями, псевдонаучные выкладки с упоминанием источников, не относящихся к числу академических, а также обилие «подтверждений».

К числу таковых относятся сканы якобы секретных документов с адресами, телефонами и иными цифро-буквенными обозначениями, напоминающими коды, формулами, невнятными схемами и рисунками, созданными непрофессиональной рукой, картосхемами, фрагментами протоколов, а также нецензурная брань и угрозы с элементами шантажа.

Если исследователь счёл подобный источник ценным хотя бы в каком-то роде, он обязан перепроверить его информацию, в том числе обратившись к традиционным авторитетным источникам.

В заключение

Хотелось бы отметить, что любая работа с источниками информации становится профессиональной исключительно при достаточно регулярной практике. В случае, если работа не была «разовой», а повторяется в отношении различных предметов, общий вид её, жанр и структура становятся для исследователя главным внутренним ориентиром.

При изложении оригинальной мысли исследователь обязан проверить, не приходила ли аналогичная мысль кому-то из его предшественников и современников, для чего иметь интегрированное понятие о действующих в научной среде представлениях по данному вопросу, фундаментальных работах, в русле которых идёт исследование.

Уникальность исследования гарантирует исследователю, что вклад его будет непременно замечен, а своевременное каноническое оформление работы и отсылка её в профильный журнал повлечёт захватывающую дискуссию и объективную оценку работы ведущими профессионалами.