Детско-юношеский литературный конкурс им. Ивана Шмелева «Лето Господне»

Рассказ по теме «Святой покровитель моего края»

  • Школа: Гимназия г. Мценска
  • Педагог: Артемова Елена Викторовна
Рассказ по теме «Святой покровитель моего края»
(Заочный этап)

— О, Перун! О, великий бог грозы! Даруй нам дождь! — протяжно пел седовласый старец, вознося руки над капищем. Вокруг него стояли около тридцати мужчин. Они, словно эхо, вторили жрецу и делали странные жесты, держа в руках длинные резные палки. Их голоса были серьезны и приглушенные, движения напряженные, а брови сведены. Было понятно, что эти люди совершают какой-то ритуал.

Голос жреца становился все громче, танец мужчин все быстрее. Женщины, стоявшие поодаль, с тревогой смотрели в ярко-синее небо. Казалось, вот-вот произойдет что-то невероятное.

Но вдруг один из мужчин с раздражением бросил ритуальный жезл на землю и остановился. Ритуал прекратился. Жрец медленно подошел к недовольному. Люди поежились и отошли подальше: они боялись этого властного и сердитого старика. Скользнув своими прищуренными глазами по лицу прервавшего ритуал, жрец, растягивая слова, спросил:

— Почему ты, воитель Ойко, посмел нарушить обряд вызова дождя? Засуха уже…

— Засуха! Опять она! Я знаю, засуха погубила нам урожай, из-за нее нам пришлось прекратить торговлю с арабами, она унесла жизни многих вятичей нашего племени. Но что толку в этих бесконечных танцах и жертвоприношениях? Разве Перун сжалился над нами? Разве упала хоть капля на наши поля? Нет! Перун не слышит наши просьбы. Перун слеп и глух. Мы только зря губим скот, принося ему жертвы, — гневно произнес Ойко.

В толпе послышались одобрительные возгласы. Засуха пришла на землю вятичей в мае, а уже была середина августа. С тех пор проводились десятки ритуалов, но урожай продолжал погибать, а люди умирали с голоду.

Жрец властным жестом заставил людей замолкнуть и с усмешкой спросил:

— И то же ты, о мудрый Ойко, предлагаешь делать? Перун гневается на нас, мы принесли недостаточно большую жертву ему осенью. Надо лишь дождаться его прощения.

— Великий жрец, мы принесли ему в жертву стадо отличных коров. Не в этом дело. Дело в том, что… Что… Что Перуна не существует!

Эта фраза нелегко далась Ойко. Он побледнел, опустил взгляд и ждал ответа жреца. Тот ответил молниеносно:

— Как ты посмел сказать так о Перуне? Из-за таких как ты он карает нас засухой! Кто же управляет нами, кто же посылает на нас горе и радость, если не наши боги? Признавайся, Ойко, ты ходил слушать этого ненормального из Киева? Кажется, его зовут Кукша.

— Нет, я не ходил слушать Кукшу, но я знаю, о чем он говорил.

Ойко солгал. Он ходил слушать Кукшу. Кукша говорил удивительные вещи. Удивительные и, как казалось Ойко, правдивые. Ойко хотел поделиться этой правдой со своими соплеменниками, но не знал, как это сделать. Он начал говорить сбивчиво и негромко.

— Кукша учил, что на небе живет Бог. Этот Бог был на земле, Он учил людей жить правильно, но люди не послушали и убили Его. Он пострадал за людей. И Бог теперь с неба смотрит на нас. Он видит все наши хорошие и плохие поступки. А после смерти Бог отправляет всех хороших людей в вечную прекрасную жизнь. Но…

Замолчи! — прервал Ойко жрец и, поворачиваясь к толпе, огласил, — вятичи! Я знаю, что делать! Я отправлюсь вглубь леса, к нашему тайному капищу. Я буду просить Перуна даровать нам дождь. И будьте уверены, славные вятичи, дождь оросит наши поля!

Вятичи восторженно возликовали. Жрец самодовольно улыбнулся и приказал людям расходиться. Только одного своего соплеменника, Крива, он не отпустил, а подозвал к себе. Крив был одноглазый, храбрый, сильный, задиристый человек, и, главное, до фанатичности верил в Стрибога, Перуна и прочих богов.

— Крив, — обратился к нему жрец, — погляди за Ойко, пока меня не будет. Не нравится он мне.

— Не волнуйтесь, великий жрец, сделаю. Только вы уж постарайтесь. Очень тяжко нам без дождичка.

Жрец отпустил Крива и налегке отправился вглубь леса, к тайному капищу вятичей.

***

Есть на свете небольшой городок Мценск. Может быть, вы и слышали о нем. И в этом городке расположена гора Самород. С нее видно весь Мценск, а солнечные лучи при восходе всегда в первую очередь освещают эту гору. Если конкретнее — то маленькую часовенку из красного кирпича. Это сейчас там часовенка, а в далеком XII веке, когда на месте города находились селения вятичей, на месте часовенки стояла хижина. В хижине жил святой Кукша со своим учеником Никоном.

***

Солнце встало, и с его первыми лучами Кукша вышел из хижины. Он повернулся было в сторону вятичских селений, но его остановил ученик Никон:

— Отец Кукша! Куда вы идете так рано?

— К вятичам, сын мой. Они рабочий народ и встают рано.

— Но, отец Кукша, еще темно, а вятичи не только работники, но и разбойники. Я пойду с вами.

— Нет, сын мой. Когда я молился сегодня, то мне было знамение. Вятичи уверуют сегодня.

С этими словами Кукша спустился с горы Самород и отправился к вятичам. Он часто ходил к ним, проповедовал, но они всегда смеялись над его словами. Недаром вятичи славились своим упрямство! Но Кукша не только проповедовал, но и помогал. Вскоре вятичи привыкли к нему, и он беспрепятственно заходил в их селения. Не допускали Кукшу только до капища. Его проповеди все так же не пользовались успехом, но вятичи знали и любили «старца из Киева» и бежали к нему со своими бедами.

Были у Кукши и враги. Жрец ненавидел его, а фанатики-вятичи использовали любой повод, чтобы задеть Кукшу. Но все же он почти каждый день спускался к избам вятичей и рассказывал им про Бога, про праведную жизнь, дабы заблудшие, невежественные люди поняли, что значит православная вера, и потянулись к свету.

У входе в селение Кукшу уже ждала группа вятичей. Издали завидев Кукшу, они подбежали к нему словно группа детей и наперебой заговорили. Кукша опешил от такого приема и спросил:

— Постойте, что случилось? Ойко, что вы пытаетесь мне сказать?

Крепкий светло-русый вятич выступил вперед и сказал:

— Отец Кукша! Жрец ушел на время из селения. Мы согласны научиться твоей вере! Помоги нам!

— Избавь нас от засухи! Научи нас праведной жизни! — послышались со всех сторон голоса вятичей.

— Отец Кукша! Спаси нас! Мы гибнем семьями от голода и жары! Попроси своего Бога даровать нам дождь.

Кукша молча улыбнулся. Почти все селение собралось посмотреть, как «старец из Киева» спасет их селение от голодной смерти.

Кукша стал горячо молиться. Он молился долго, все вятичи затрепетали, услышав слова молитвы.

И тут вдруг тучи заполнили ясное небо, грянул гром, и землю оросил благодатный дождь. Дождь шел и шел, насыщая иссушенную землю, а люди плакали от счастья и благодарили Кукшу.

Вятичи поверили в Бога. Еще несовершенно, еще не все, но в душу каждого было заложено семя веры. Истинной православной веры.

***

Жрец вернулся в селение 27 августа 1115 года. Он сразу почувствовал что-то неладное. Люди были удивительно добры друг к другу, нигде не слышалось ругани, поля плодоносили урожаем.

Жрец понял, в чем дело. Он встретился с Кривом, который рассказал ему обо всем. Они до ночи совещались и, наконец, решили, что делать с Кукшей.

В эту же ночь Кукшу с его учеником Никоном нашли мертвыми.

***

Кукша был убит религиозным фанатиком в глубине леса, темной ночью. Его смерть была мученической. Мощи Кукши, перенесенные потом в Киево-Печерскую лавру, излечили множество людей, при жизни он также совершил не одно чудо (благодатный дождь — лишь одно из многих).

Кукша пострадал за христианскую веру и погиб страшной смертью, но подарил вятичам счастье верить в Бога.
К списку работ